Соловки

В порту Беломорска готовился к отплытию теплоход «Сапфир». Это трёхпалубный катамаран вместимостью 250 человек, совершающий в навигационный период ежедневные рейсы до Соловков и обратно. Народу было немного, человек тридцать, и мне без проблем продали билет при посадке. Его цена была 1500, и ещё 50 рублей с меня взяли за провоз велосипеда. Мой велосипед с трудом поднимается одним человеком, так что грузить его было непросто даже заправскому моряку, но мы справились. Вьючники я оставил на багажниках, а в салон с собой взял только рулевую и поясную фотосумку.

Путь до островов занимает около четырёх часов. В это время можно сидеть в салоне, гулять по палубе, пить кофе, смотреть фильмы про Соловки. Погода была хорошая, поэтому народ предпочитал прогуливаться. Я же либо читал в салоне, либо занимался фотосъёмкой. В какой-то момент ко мне подсел мужчина, путешествовавший вместе с женой; от его взгляда во время посадки не ускользнул мой велосипед. Он рассказал о своих собственных путешествиях по региону, о поморских деревнях, о том, что ему совсем не понравились Холмогоры, а вот Вытегра приятно удивила наличием монастыря. Ещё поведал о своих приключениях на Кавказе в молодости: как они с приятелем забрались в горы, имея при себе лишь пачку печенья, заблудились и думали, что пропали.

Прибыв на Большой Соловецкий остров, я получил своей велосипед и направился в палаточный городок. Разыскать его было нетрудно — на дороге имелись указатели. Я зашёл в домик администратора и зарегистрировался на одни сутки, а потом выбрал местечко в тенистой роще и поставил палатку. Других палаток было немало, но территория городка достаточно большая, чтобы никто друг другу не мешал.

Как следует разместившись и пообедав, я пошёл к монастырю. Там велась масштабная реставрация, так что, помимо туристов и священников, было много рабочих. Я зашёл через Никольские ворота и походил по территории, постепенно продвигаясь к главным, Святым воротам. Затем ещё немного поснимал снаружи.

Вечером, на закате, я предпринял ещё одну вылазку, на этот раз с целью прогуляться по посёлку. Я вышел на Северную улицу и достиг Тамарина причала. Вечером здесь всё выглядело совершенно иначе, и это было красивое зрелище. Затем я повернул назад и пришёл к набережной подле монастыря. К этому времени уже немного стемнело, а у аккумуляторов моего фотоаппарата кончился заряд, и это был верный признак, что пора возвращаться в лагерь. Ночью стало прохладно. Полная тьма так и не опустилась над лагерем — всё-таки Север, — а соседи и не думали укладываться спать, распевая песни под гитару. Это не помешало мне уснуть и проспать до утра.

Утром я разгрузил велосипед и поехал исследовать остров. Красивые леса, бесчисленное множество озёр, грунтовая дорога — это замечательные места. Сначала я доехал до Секирной горы, затем прибыл в Савватьево, оттуда через урочище Исаково вернулся на основную дорогу. За первую половину маршрута я не встретил за посёлком ни единой души, и только на обратном пути стали попадаться встречные автобусы и стайки велосипедистов. Вернувшись в лагерь, я занялся ремонтом велосипеда и сборами.

Так прошло моё знакомство с Соловками. В четыре часа с Тамарина причала отходил на Кемь теплоход «Василий Косяков». Хотя путь до Кеми в два раза короче, чем до Беломорска, цена билетов одинакова. Мне даже пришлось заплатить больше, потому что на этот раз за провоз велосипеда взяли 100 рублей, а не 50. Да и уровень комфорта уже не тот: судно меньше, народу больше, все стоят на палубе — не протолкнуться. Впрочем, море красивое, а путь не длинный, так что загрустить не успеваешь. Когда появляются декорации к фильму «Остров», это верный признак того, что ты прибываешь в Рабочеостровск.

"Сапфир".

«Сапфир».

Вокруг — такие вот потёртые дома.

Вокруг — такие вот потёртые дома.

Подойдём поближе.

Подойдём поближе.

Сюда, на корму, отправится мой велосипед.

Сюда, на корму, отправится мой велосипед.

Народ выстроился для посадки.

Народ выстроился для посадки.

Пора и мне загружаться.

Пора и мне загружаться.

Пассажирский салон. Сотрудник проводит инструктаж и предлагает книжки про Соловки.

Пассажирский салон. Сотрудник проводит инструктаж и предлагает книжки про Соловки.

Отходим.

Отходим.

Портовые здания проплывают мимо

Портовые здания проплывают мимо

и уходят вдаль.

и уходят вдаль.

Народ вышел на шлюпочную палубу.

Народ вышел на шлюпочную палубу.

Позади ещё виден город.

Позади ещё виден город.

Трап.

Трап.

Вид с верхней палубы.

Вид с верхней палубы.

Нос катамарана.

Нос катамарана.

Спасательные плоты.

Спасательные плоты.

Спасательный круг.

Спасательный круг.

На верхней палубе.

На верхней палубе.

Морская гладь.

Морская гладь.

Верхушка судна.

Верхушка судна.

За кормой

За кормой

слепящая белизна.

слепящая белизна.

Свято место пусто не бывает.

Свято место пусто не бывает.

Они повсюду: сидят

Они повсюду: сидят

летают

летают

гуляют.

гуляют.

Вот и Соловки.

Вот и Соловки.

Огибаем островки

Огибаем островки

и мы у цели.

и мы у цели.

Тамарин причал.

Тамарин причал.

Пристаём.

Пристаём.

Швартуемся.

Швартуемся.

На берегу.

На берегу.

Прибыл в палаточный городок.

Прибыл в палаточный городок.

Дорога от палаточного городка к монастырю.

Дорога от палаточного городка к монастырю.

Ближе к цели.

Ближе к цели.

Тропа к Никольской башне.

Тропа к Никольской башне.

Никольские ворота.

Никольские ворота.

Успенская церковь, 1552-1557 гг. Первое каменное здание монастыря.

Успенская церковь, 1552-1557 гг. Первое каменное здание монастыря.

Наместнический корпус.

Наместнический корпус.

Солнечные часы, снято в 16:18.

Солнечные часы, снято в 16:18.

Портная палата.

Портная палата.

Звонница.

Звонница.

Мощный арсенал

Мощный арсенал

копившийся веками.

копившийся веками.

Никольская церковь с колокольней. Построена в 1832-1834 гг. на месте каменного храма XVI века, разобранного из-за ветхости.

Никольская церковь с колокольней. Построена в 1832-1834 гг. на месте каменного храма XVI века, разобранного из-за ветхости.

Стена Успенской церкви.

Стена Успенской церкви.

Успенская церковь.

Успенская церковь.

Прохожу под аркой.

Прохожу под аркой.

Надо мной колокольня.

Надо мной колокольня.

Сбоку — подъём на галерею.

Сбоку — подъём на галерею.

Поднимаюсь по ступеням.

Поднимаюсь по ступеням.

Вид из окна.

Вид из окна.

Галерея уходит далеко на юг, к Спасо-Преображенскому собору.

Галерея уходит далеко на юг, к Спасо-Преображенскому собору.

Попробую двигаться на север.

Попробую двигаться на север.

Сверху — стропила.

Сверху — стропила.

Снизу — пятна света на полу и стенах.

Снизу — пятна света на полу и стенах.

Захожу в следующее помещение и оказываюсь в трапезной.

Захожу в следующее помещение и оказываюсь в трапезной.

Из этого окошка, видимо, было удобно подсматривать за процессом трапезы.

Из этого окошка, видимо, было удобно подсматривать за процессом трапезы.

Ещё немного брожу по интерьерам.

Ещё немного брожу по интерьерам.

Наконец нахожу выход через келарскую палату.

Наконец нахожу выход через келарскую палату.

Так выглядит подъём на галереи снаружи.

Так выглядит подъём на галереи снаружи.

Колокольня и Спасо-Преображенский собор (1558-1566 гг.).

Колокольня и Спасо-Преображенский собор (1558-1566 гг.).

Памятный колокол.

Памятный колокол.

Ансамбль.

Ансамбль.

Вход в Германовский дворик.

Вход в Германовский дворик.

Во дворике.

Во дворике.

Надгробные плиты в некрополе.

Надгробные плиты в некрополе.

Принадлежат бывшим монахам

Принадлежат бывшим монахам

и настоятелям монастыря.

и настоятелям монастыря.

Бюст Петра Кальнышевского, последнего кошевого атамана Запорожской Сечи, также погребённого здесь.

Бюст Петра Кальнышевского, последнего кошевого атамана Запорожской Сечи, также погребённого здесь.

Вид из дворика.

Вид из дворика.

Колокольчики расцвели прямо на камнях.

Колокольчики расцвели прямо на камнях.

Святые ворота.

Святые ворота.

Успенская башня и Петропавловская часовня позади.

Успенская башня и Петропавловская часовня позади.

Прядильная башня.

Прядильная башня.

На набережной Бухты Благополучия.

На набережной Бухты Благополучия.

Часовня-беседка.

Часовня-беседка.

Завсегдатаи.

Завсегдатаи.

Белая (Сушильная башня) с сушилом — помещением для сушки сетей.

Белая (Сушильная башня) с сушилом — помещением для сушки сетей.

Сельдяные ворота.

Сельдяные ворота.

Защитный ров с северной стороны.

Защитный ров с северной стороны.

Корожная башня.

Корожная башня.

Му.

Му.

Вечереет.

Вечереет.

Я снова на дороге.

Я снова на дороге.

Иду мимо часовни Филиппа, митрополита Московского

Иду мимо часовни Филиппа, митрополита Московского

мимо покосившихся деревянных домиков

мимо покосившихся деревянных домиков

а также более стойких каменно-кирпичных построек.

а также более стойких каменно-кирпичных построек.

Позади монастырь и дорога освещены вечерним солнцем.

Позади монастырь и дорога освещены вечерним солнцем.

Вдоль берега ходят лодки.

Вдоль берега ходят лодки.

По дороге ходят все кому не лень.

По дороге ходят все кому не лень.

Вдоль дороги много всего растёт.

Вдоль дороги много всего растёт.

Вновь оказываюсь в порту.

Вновь оказываюсь в порту.

Здесь есть лодки

Здесь есть лодки

чайки

чайки

вид на центр

вид на центр

и водомерный пост.

и водомерный пост.

Солнце село. Снова иду мимо проверенной техники

Солнце село. Снова иду мимо проверенной техники

мимо каменистых пустырей

мимо каменистых пустырей

мимо продающихся домов.

мимо продающихся домов.

Круг замкнулся.

Круг замкнулся.

Остаётся сидеть на лавочке и смотреть на закат.

Остаётся сидеть на лавочке и смотреть на закат.

Или подойти ближе к воде

Или подойти ближе к воде

повернуть голову

повернуть голову

и посмотреть на вечернюю бухту.

и посмотреть на вечернюю бухту.

Окинуть взором её всю.

Окинуть взором её всю.

Но вот наступило утро. Пора отправляться вглубь острова.

Но вот наступило утро. Пора отправляться вглубь острова.

Здесь есть великое множество озёр. Многие из них усердные жители соединили между собой системой каналов.

Здесь есть великое множество озёр. Многие из них усердные жители соединили между собой системой каналов.

На берегах очень тихо.

На берегах очень тихо.

Воды молчаливо отражают небо.

Воды молчаливо отражают небо.

Грунтовки здесь каменистые, поэтому на дорожнике потряхивает.

Грунтовки здесь каменистые, поэтому на дорожнике потряхивает.

Густой смешанный лес вплотную подступает к водам.

Густой смешанный лес вплотную подступает к водам.

На относительно крупных озёрах, таких как Большое Карзино, сделаны причалы.

На относительно крупных озёрах, таких как Большое Карзино, сделаны причалы.

Немного озёрной абстракции.

Немного озёрной абстракции.

Я приближаюсь к Вознесенскому скиту.

Я приближаюсь к Вознесенскому скиту.

Но на Секирную гору нужно ещё подняться.

Но на Секирную гору нужно ещё подняться.

Монахи растят картошку прямо посреди леса.

Монахи растят картошку прямо посреди леса.

Дорога на вершину "горы".

Дорога на вершину «горы».

Как вариант, можно воспользоваться лестницей.

Как вариант, можно воспользоваться лестницей.

Наверху находится церковь-маяк.

Наверху находится церковь-маяк.

Это самый высокий маяк на Белом море. Высота — 98 метров от морской поверхности.

Это самый высокий маяк на Белом море. Высота — 98 метров от морской поверхности.

Тут же имеется смотровая площадка.

Тут же имеется смотровая площадка.

С неё видно море, и озёра, и лес, и Савватьево.

С неё видно море, и озёра, и лес, и Савватьево.

Дорога до Савватьево немножко грязная.

Дорога до Савватьево немножко грязная.

Вроде и поворачивать не хочется, но и что впереди не знаешь.

Вроде и поворачивать не хочется, но и что впереди не знаешь.

Если б не прорытые каналы, наверное было бы совсем болотисто.

Если б не прорытые каналы, наверное было бы совсем болотисто.

В итоге я всё же доезжаю до Савватьевского скита. Здесь в 1429 г. поселились первые монахи, пришедшие на острова, — Герман и Савватий.

В итоге я всё же доезжаю до Савватьевского скита. Здесь в 1429 г. поселились первые монахи, пришедшие на острова, — Герман и Савватий.

На дальнейшем пути мне попадается ещё много прекрасных озёр.

На дальнейшем пути мне попадается ещё много прекрасных озёр.

Можно постоять на берегу

Можно постоять на берегу

полюбоваться кристально чистыми водами.

полюбоваться кристально чистыми водами.

Леса тоже безупречны.

Леса тоже безупречны.

Большое Красное — видимо, самое большое озеро на острове.

Большое Красное — видимо, самое большое озеро на острове.

Озёра позади, передо мной снова море.

Озёра позади, передо мной снова море.

Бросаю прощальный взгляд на порт

Бросаю прощальный взгляд на порт

и монастырь.

и монастырь.

Народ уже скинул в кучу свои рюкзаки и "пенки".

Народ уже скинул в кучу свои рюкзаки и «пенки».

Заведён двигатель, и Тамарин причал со стоящим у него "Сапфиром" становится всё дальше

Заведён двигатель, и Тамарин причал со стоящим у него «Сапфиром» становится всё дальше

и дальше

и дальше

и дальше

и дальше

и дальше.

и дальше.

Чайки неотступно следуют за нами.

Чайки неотступно следуют за нами.

Они ждут, когда народ станет кидать им еду, которую они будут жадно ловить на лету или подбирать с воды.

Они ждут, когда народ станет кидать им еду, которую они будут жадно ловить на лету или подбирать с воды.

С приближением к Кеми вокруг вырисовывается много мелких островков.

С приближением к Кеми вокруг вырисовывается много мелких островков.

Попадаются и другие суда. К счастью, пиратские у них только названия.

Попадаются и другие суда. К счастью, пиратские у них только названия.

Под конец чайки уже хватают еду прямо из рук.

Под конец чайки уже хватают еду прямо из рук.

Вот и Рабочеостровск. Прибыли.

Вот и Рабочеостровск. Прибыли.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *