На Вологду

Я проснулся на острове Ягры, собрал вещички и покатил велик по побережью в сторону городского пляжа. Погода обещала быть ласковой и недождливой — по крайней мере первую половину дня. Оказавшись в цивилизации, выехать из города не составило труда: попадаешь на Ягринское шоссе, затем на Архангельское, а дальше прямой путь по М8. Дорога в Архангельск хороша, с приличной обочиной. Есть и любопытные объекты, вроде висячего моста в д. Шихириха.

В полдень я прибыл в Архангельск. На Северодвинском мосту мне встретился дружелюбный парень на велосипеде, мы с ним немного поболтали. Он поведал мне о своём отдыхе в Крыму; о том, что и сам рванул бы туда на велосипеде своим ходом, будь у него на это достаточно времени. Потом он поехал по своим делам, а я по своим. Стандартные процедуры: банк, продуктовый, велосипедный магазин. В последнем я купил новую камеру, масло для смазки цепи, новые педали взамен треснувших (так и не поменял — не было ключа). Следовало также купить новую покрышку, но я об этом ещё не знал.

Затем, как водится, прокатился по городу. Обводный канал, ул. Гагарина, набережная. На площади профсоюзов спустило переднее колесо, и я остановился возле часовни Матроны Московской, чтобы заделать прокол. Оказалось, что он возник из-за отверстия в покрышке. Я залепил покрышку изнутри дополнительным куском резины, поставил заклеенную камеру и поехал дальше.

Накатавшись по Архангельску, я снова проехал по Северодвинскому мосту и выбрался на Вологодское шоссе. На самом деле это было ошибкой, потому что я ещё хотел осмотреть старинные церкви в Заостровье, а туда логичней было бы свернуть с северодвинской дороги. И всё же я не отказался от идеи и повернул на Фельшинку.

В Рикасово, где стоят Сретенская и Покровская церкви, я прибыл около шести часов. Нужно было думать о ночлеге. Дорога, связывающая Заостровье с Вологодским шоссе, узка и выложена плитами, вдоль неё тянутся канавы и болотистые кусты, а также большое кладбище. Не слишком привлекательные условия для установки палатки. В итоге я остановился в поле возле замотанного в плёнку стога сена, укрытый от дороги деревьями и кустарником. Едва я успел поставить палатку, как пошёл дождь. Другим происшествием того вечера стало то, что аккумулятор, служивший мне верой и правдой до тех пор, внезапно разрядился. Я остался без энергии, что грозило прежде всего нерабочим фотоаппаратом. На солнечную батарею было мало надежды, учитывая погодные условия. Это заставило меня в очередной раз пожалеть, что я не зарядился в Архангельске. А всё потому, что я слишком поздно отправил запросы местным членам Warmshowers: они ответили мне лишь несколько дней спустя, когда город остался далеко позади.

Выбравшись утром из палатки, я с ужасом обнаружил, что оказался в воде. За ночь поле затопило дождём, и вода стояла вокруг палатки и велосипеда, прислонённого к запечатанному стогу. Дождь меж тем не прекратился и продолжал накрапывать. В таких условиях мне пришлось собираться и отправляться в путь.

Я выбрался на Вологодское шоссе, а затем свернул на Архангельское шоссе, ведущее в Новодвинск. Не успел я проехать развязку, как переднее колесо с громким свистом спустило вновь. Конечно, пришлось немедленно остановиться и заняться ремонтом под накрапывающим дождём. Так я выяснил, что резина не годится в качестве заплатки на покрышку. Ничего более подходящего у меня не нашлось, поэтому я достал стельку из ботинка, отрезал кусок и прикрыл им отверстие.

Мои старания позволили проехать ещё пару километров, прежде чем колесо спустило снова. Пришлось повторить ритуал ремонта, на этот раз лишь с той разницей, что я был вынужден полностью сойти с дороги ввиду отсутствия удобной обочины, да ещё дождь несколько усилился.

В конце концов я доехал до Новодвинска. Не иначе как волей провидения я наткнулся на спортивный магазин. Я поспешил зайти туда и купить новую покрышку. Рядом со входом имелась удобная площадка под нависающим балконом, и я воспользовался ей, чтобы заменить покрышку, не страдая от потоков дождя. Наконец-то я освободился от этой проблемы и мог ехать в Холмогоры.

Дорога в Холмогоры, как можно догадаться, весьма холмиста. Это очень красивые места по берегам ветвящейся Северной Двины. Само качество дороги разнообразно: асфальт сменяется гравийкой с необычайной частотой. С точки зрения велотуризма проблема всё та же — негде ставить палатку из-за болотистости территории. Сунувшись под вечер в одно, другое место, я в конце концов решил, что безопаснее будет расположиться в пределах населённого пункта. Я установил палатку на пустыре рядом с заброшенным фермерским зданием в д. Верхнее Койдокурье, и я с полной уверенностью могу сказать, что это была самая отвратительная ночёвка за всё время поездки. Главным образом из-за сильнейшего западного ветра, от которого негде было укрыться и который трепал и прижимал к земле тент моей палатки, с лёгкостью вырывая колышки из рыхлого песка.

На следующее утро я прибыл в Холмогоры. В этом замечательном памятнике прошлого, который не только внешним видом, но и духом передаёт ощущение старых эпох, я набрал водички из колонки на ул. Ломоносова, посетил местный «Магнит» и оказался на набережной. Когда я ловко извернулся и оперся на велосипед, чтобы сфотографировать забавно оформленную скамейку, переднее колесо под грузом тяжёлых сумок вдруг странно выгнулось дугой. Думаю, правильнее назвать это зонтом. Правда, в тот момент мне было не до терминологии. «Всё, приехал», — подумал я тогда. Однако, развернув колесо и надавив с другой стороны, мне удалось привести его в исходное состояние. Сколько это состояние продлится — то был вопрос.

Выехав из Холмогор, я вскоре снова оказался на трассе М8. Она связывает Архангельск с Москвой, прямо как завещал Михаил Васильевич. Я в Москву не собирался, но о дальнейшем маршруте стоило поразмыслить. Изначально я предполагал свернуть на Каргополь. Оттуда можно было либо попытаться попасть в Вологодскую область напрямик — там как будто есть стёжка мимо озера Лача, через Кречетово и Солзу, — либо проехать через Пудож и Вытегру. Однако следовало принять во внимание последние обстоятельства. Во-первых, у меня не стало запасённой электроэнергии. Это не конец света (хотя как посмотреть), но без фотоаппарата путешествие теряло значительную часть своей привлекательности. Во-вторых, переднее колесо могло дать дуба в любой момент. В таком случае лучше, если это произойдёт на оживлённой трассе, откуда будут пути отступления. На счастье, я уже находился на такой трассе. Решающим аргументом в пользу Вологды стало то, что я написал местным участникам Warmshowers и мне оперативно пришли ответы. Сергей Иванов мог меня принять, если я буду достаточно быстр и приеду до следующих выходных. Частички мозаики сошлись. И из Вологды я всё ещё смог бы поехать в Кириллов и Белозерск, как и собирался.

В Вологду я доехал за пять дней. Этот путь был, как и следовало ожидать, скучен. Я вставал, завтракал, отмахивал свои 100-140 км с остановкой на обед, затем сворачивал в лес, ставил палатку, ужинал и ложился спать. Дорога на всём протяжении было неплохой, хотя асфальтированные «плечики» и пропадали на отдельных участках. Населённые пункты не слишком часты, но достаточны, чтобы запасаться водой и провизией. Ветер был в целом благоприятным, хотя случались и не слишком удачные дни.

Передний обод периодически выкидывал кренделя. Обычно это решалось надавливанием с другой стороны, но один раз так вопрос решить не удалось — пришлось ослаблять и перезатягивать все спицы под шумное пение комаров. Иногда спицы лопались и приходилось ставить новые, благо у меня было с собой штук десять запасных. Уже на въезде в саму Вологду у меня случился прокол заднего колеса. Я не стал латать его на тротуаре, а докатил до хоста и заклеил в домашней обстановке.

Сергей Иванов, как и ожидалось, оказался отличным парнем, очень внимательным и отзывчивым. Он и его девушка приняли меня наилучшим образом. Сергей рассказал о своих велосипедных поездках по Испании и Португалии, а также подсказал, как интереснее проехать в Кириллов.

На утро мы распрощались, я направился в центр города, где погулял вокруг Кремля и по окрестностям, после чего выбрался на дорогу А119 и поехал по ней. Должен сказать, что я ни на миг не пожалел, что посетил Вологду — этот старинный и самобытный город является подлинной жемчужиной Русского Севера, и без него путешествие бы много потеряло.

Утреннее море

Утреннее море

побережье

побережье

небо

небо

и сосны на берегу.

и сосны на берегу.

Следы на песке.

Следы на песке.

Дама с собачкой.

Дама с собачкой.

Оптимистичная пристань.

Оптимистичная пристань.

С одной стороны Северодвинск.

С одной стороны Северодвинск.

с другой — острова и водный простор.

с другой — острова и водный простор.

Лайский док.

Лайский док.

Приехал в Архангельск.

Приехал в Архангельск.

Встретился паренёк.

Встретился паренёк.

Эклектично-гармоничный вид на город.

Эклектично-гармоничный вид на город.

Северная Двина.

Северная Двина.

Пляжный отдых.

Пляжный отдых.

Наряду с современной архитектурой

Наряду с современной архитектурой

в городе немало деревянных тротуаров и домов

в городе немало деревянных тротуаров и домов

разной степени потёртости.

разной степени потёртости.

Кузнечевский мост.

Кузнечевский мост.

Троицкая церковь.

Троицкая церковь.

На реке Кузнечихе.

На реке Кузнечихе.

Пристань на Двине.

Пристань на Двине.

Успенская церковь.

Успенская церковь.

В городе много велосипедистов.

В городе много велосипедистов.

В Архангельске находится подворье Соловецкого монастыря. На заднем плане — храм преподобных Зосимы, Савватия и Германа Соловецких.

В Архангельске находится подворье Соловецкого монастыря. На заднем плане — храм преподобных Зосимы, Савватия и Германа Соловецких.

Площадь Профсоюзов.

Площадь Профсоюзов.

Строящийся собор Михаила Архангела.

Строящийся собор Михаила Архангела.

Вид на Северодвинский мост.

Вид на Северодвинский мост.

Гонки на гидроциклах.

Гонки на гидроциклах.

Дом по улице Урицкого.

Дом по улице Урицкого.

С моста.

С моста.

За городом.

За городом.

Еду в Заостровье: вдали виднеется Сретенская церковь.

Еду в Заостровье: вдали виднеется Сретенская церковь.

Вблизи это выглядит так.

Вблизи это выглядит так.

Храм Сретения Господня, строился в 1808–1878 гг.

Храм Сретения Господня, строился в 1808–1878 гг.

Храм Покрова Божией Матери, строился в 1686-1688 гг.

Храм Покрова Божией Матери, строился в 1686-1688 гг.

Уникальный памятник деревянного зодчества. По мнению некоторых исследователей, дальний прототип кижской Преображенской церкви.

Уникальный памятник деревянного зодчества. По мнению некоторых исследователей, дальний прототип кижской Преображенской церкви.

Полевая стоянка. Наутро я буду плавать.

Полевая стоянка. Наутро я буду плавать.

Вологодское шоссе.

Вологодское шоссе.

Дорога на Холмогоры: пейзажи справа

Дорога на Холмогоры: пейзажи справа

пейзажи слева.

пейзажи слева.

На мосту.

На мосту.

В Холмогорах.

В Холмогорах.

На набережной реки Курополки.

На набережной реки Курополки.

Скамейка.

Скамейка.

Спасо-Преображенский собор, 1685—1691 гг.

Спасо-Преображенский собор, 1685—1691 гг.

Воссоединение с М8.

Воссоединение с М8.

Дорога пресекает многочисленные притоки Северной Двины.

Дорога пресекает многочисленные притоки Северной Двины.

Облака — одно из лучших развлечений, когда дни напролёт едешь по трассе.

Облака — одно из лучших развлечений, когда дни напролёт едешь по трассе.

Троицкая церковь в Пянде, дружелюбные работники наполнили мою флягу.

Троицкая церковь в Пянде, дружелюбные работники наполнили мою флягу.

Север. Август — картофель ещё в цвету.

Север. Август — картофель ещё в цвету.

С колесом как будто что-то не так.

С колесом как будто что-то не так.

Утро. Пора возвращаться на трассу.

Утро. Пора возвращаться на трассу.

Колодец в Шипуновской.

Колодец в Шипуновской.

Лесная передышка.

Лесная передышка.

Лисички.

Лисички.

Вечер на трассе.

Вечер на трассе.

Высокая Гора.

Высокая Гора.

Иван-чай.

Иван-чай.

Большое облако.

Большое облако.

Свет в грозовых тучах.

Свет в грозовых тучах.

Насекомые в моей палатке.

Насекомые в моей палатке.

Неподалёку от границы регионов.

Неподалёку от границы регионов.

Вологодчина прекрасна в своём начале.

Вологодчина прекрасна в своём начале.

Просёлочная дорога.

Просёлочная дорога.

Широта.

Широта.

На остановке.

На остановке.

Лагерь.

Лагерь.

Закатный огонь.

Закатный огонь.

Кадников.

Кадников.

На Сухоне.

На Сухоне.

Овсяное поле.

Овсяное поле.

Утренняя Вологда.

Утренняя Вологда.

Церковь Александра Невского.

Церковь Александра Невского.

Кремль: Воскресенский собор, колокольня Софийского собора.

Кремль: Воскресенский собор, колокольня Софийского собора.

Константин Батюшков.

Константин Батюшков.

Церковь Иоанна Златоуста.

Церковь Иоанна Златоуста.

На берегах Вологды полно жизни: здесь приятно перекусить

На берегах Вологды полно жизни: здесь приятно перекусить

поудить рыбку

поудить рыбку

да хотя бы просто постоять.

да хотя бы просто постоять.

Античность.

Античность.

Ещё один храм на берегу — церковь Сретения Господня.

Ещё один храм на берегу — церковь Сретения Господня.

Посидим, поокаем.

Посидим, поокаем.

Деревянная застройка Ленинградской улицы.

Деревянная застройка Ленинградской улицы.

Дверь в Вологду.

Дверь в Вологду.

Улица Бурмагиных.

Улица Бурмагиных.

Цветник.

Цветник.

Церковь Алексия человека Божия, оставшаяся от Горне-Успенского женского монастыря.

Церковь Алексия человека Божия, оставшаяся от Горне-Успенского женского монастыря.

Успенский собор. Когда-то его называли "Золотые кресты".

Успенский собор. Когда-то его называли «Золотые кресты».

Позднее название перешло к церкви Николая Чудотворца на Горе. Теперь здесь нет ни золотых, ни вообще никаких крестов.

Позднее название перешло к церкви Николая Чудотворца на Горе. Теперь здесь нет ни золотых, ни вообще никаких крестов.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *